?

Log in

No account? Create an account

"Меня зовут Эльвира", Артур Аристакисян

Apr. 28th, 2015 | 10:29 am

Я дал слово женщине, у нее на чеченской войне убили обоих сыновей, что отправлюсь с ней в монастырь под Москвой и там позволю изгнать из себя беса. Она спала с фотографиями своих сыновей. И вот захотела избавить меня от нечистой силы. Я не смог отказать. Потому что видел фотографии ее сыновей. Экзорцизм проходил в Троице Сергеевой лавре. Из меня стали изгонять беса по имени Эльвира.
Началось с того, что я съел чебурек на улице. Меня стошнило и вырвало неподалеку от православного храма на Покровке. Тогда я и попался на глаза этой женщине. Она подошла ко мне, напоила святой водой из бутылки. И сказала, что во мне бес. Когда меня рвало, она увидела меня женщиной. Прорвались наружу чисто женские движения. Из меня лезла женщина.
Я решил сказать правду: что это проститутка так проявляет себя во мне, когда мне плохо. Когда пришли к ней домой, она жила неподалеку от храма, я признался ей, что постоянно ощущаю себя проституткой и даже знаю ее имя, ее звать Эльвира.
Эльвира была изнасилована и убита примерно в то время, когда я начал снимать свой первый фильм. Мне тогда удалось нечто необычное зафиксировать на свою пленку, потому что убитая проститутка Эльвира смотрела в мою камеру с того света. Православная женщина сказала, что это бес.
Я позволил этой женщине по имени Анастасия, матери двух павших героев России, отвести себя к преподобному Сергию Радонежскому в лавру, чтобы там из меня изгнали Эльвиру. Анастасия сказала, что оплатит ритуал. Она меня фактически сняла.
Я, как всегда, развлекался. Я хотел выманить беса из нее. Я хотел насладиться ее бабьим напором. Но она оказалась хитрее меня. Если меня это зацепило как стихийная сексуальная игра, то для нее все было серьезно. Она взялась за меня. Она заставила меня повторять за ней слова молитв. Она включила мою совесть, и я ни в чем не мог ей отказать. Мне было стыдно перед этой одинокой набожной женщиной, перед ее сыновьями-героями. Я не мог ее подвести. Меня вела за ней моя совесть, моя похотливая до похвалы совесть согласилась изгнать из меня убитую проститутку Эльвиру.
Я представил, что будет после того, как из меня изгонят убитую проститутку. Чтение экзорцизмов, святой Крест, святая вода сделают свое дело. Шлюхам не место в теле православного мужчины! Я стану нормальным верующим. Перестану заниматься всякими извращениями души и тела. Начну ходить на турник, смотреть нормальные фильмы о победе добра над злом.
Я не мог не дать себя спасти. Правоверное православное бабье в платках стояло и ждало, когда вот-вот выйдет из меня Эльвира, чтобы наброситься на нее и разорвать на куски. Эльвира! Они же правда уничтожат ее. Они готовы убивать ее даже убитую. Они готовы убивать ее бесконечное количество раз. Как депутаты Государственной Думы России готовы убивать Бориса Немцова даже после его гибели бесчисленное количество раз. Убивать и убивать.
Проститутка во мне извивалась, кусалась, кричала. Она очень не хотела выходить. Она хотела жить во мне, она хотела мне помогать, она столько хотела мне показать. Но я решил отдаться воле Божьей. Я предал Эльвиру. Я позволил правоверной толпе забросать свою проститутку камнями.
Православные в храме ликовали и радовались победе над дьяволом. Эльвира не выдержала пыток святой водой. Теперь, вспоминая тот экзорцизм, хочу вас предупредить: если вас когда-нибудь станут пытать святой водой, пытка святой водой не есть пытка для беса, это пытка для человека. Не для беса. Когда кропят святой водой, для беса это нормально – умылся, посмеялся, наигрался, но для человека это сущая пытка. Из меня изгнали человека.
После изгнания Эльвиры я, правда, стал чувствовать себя лучше и здоровее. Помню, сел смотреть Антониони «Крик». И не понял, как можно смотреть такую депрессивную муть. Смотрю «Шепоты и крики» Бергмана - и тоже не досматриваю до конца. Только очень больной человек мог такое снять. Это снял больной человек для больных людей. Досмотрел до середины «Дневник сельского священника» - и почувствовал себя больным. Чтобы не заболеть, выключил, выбросил фильм.
После изгнания из меня проститутки я не снял больше ни одного фильма. Потому что потерял свое оригинальное видение. Словно некто, благодаря кому видели мои глаза, вышел из меня. И моими глазами никто больше не видит. Я вижу, как все.
Я стал ходить в церковь. У меня появилась красивая невеста. У меня завелись деньги. Мне досталась большая четырехкомнатная квартира на Чистых прудах. Я уже представлял своих детей. Показывал этих поросят своим родителям, они умилялись. Предъявил миру поросят – и все счастливы! Поросята помыты, в розовых трусиках, с совочками, с ведерками. Никакого кинозала для мертвых. Мне даже думать об этом было стыдно.
Знаю, многие хотят заполучить мою Эльвиру, чтобы эксплуатировать ее, дабы начать видеть глазами художника. Потому что видение к художникам, как я уже вам говорил, приходит через убитых проституток.
Проститутка есть магия выманивания сущностей, которые скрываются, но на проституток они выходят. И потом ломают людям жизнь. Но дают видение.
Проститутка видит, что творится вокруг. Что происходит с людьми. Нормальный отец семейства приходит к проститутке, делает из нее отбивную, режет на куски.
Проститутка, как никто, знает, что в людях сидит. На нее такое из людей вылезает! На убитую проститутку Эльвиру, когда она жила во мне, тянулись необыкновенные необычные люди. После ее изгнания такие люди из моего мира исчезли.
Я стал тянуться к проституткам, потому что задыхался без Эльвиры. Я возненавидел церковь, выгнал свою невесту. Стал позволять самым разным извращенцам делать со мной, что они захотят, чтобы почувствовать свою внутреннюю проститутку, чтобы ко мне вернулась моя Эльвира, побитая камнями, убитая множество-множество раз.
Я вспомнил, что Тулуз-Лотрек приходил в публичный дом, ложился рядом с отдыхающими проститутками на диван, не снимая одежды. Женщины рядом сидели, курили, разговаривали, а он лежал, просто лежал. Он писал свои картины телом, как проститутка. Он жил в публичных домах месяцами, чтобы получить проститутку в свое нутро. Чтобы его нескладное коротконогое тело ожило для живописи.
Проститутка работает телом, как лошадь. Мало кто работает телом. Святые мощи преподобного Сергия Радонежского не работают так, как работает проститутка своим телом. И не дают того видения, которое может дать проститутка, тем более убитая, такая, как моя Эльвира.
Собственно, мощи преподобного старца Сергия работают убитой проституткой уже много веков. Только как убитая проститутка он может передать человеку чувство с того света. Сутенеры от церкви продолжают проституировать его тело, но никогда в этом себе не признаются. Они всегда эксплуатировали мощи святых, как тела убитых проституток. Но только немногие из них, посвященные, знали тайну – что можно сделать телом убитой проститутки.
Убитая проститутка может оживить. Пока еще живая проститутка может оживить. Только аморальность может оживить. Мораль делает людей трупами. Самые живые это аморальные существа. Но аморальное существо необязательно ведет себя аморально, оно просто себя ощущает аморально. И к нему начинают липнуть чувства из темноты.
Художник переносит на холст-бумагу-пленку то, что его убитая проститутка дает ему увидеть с того света. По-настоящему ощутить можно только с того света. И только будучи аморальным, как проститутка.
Проститутка стоит на улице. У нее нет задачи: быть хорошей. Она себя этим не убила. Хорошее воспитание отшивает чувства: это нельзя чувствовать, это опасно чувствовать, это невозможно чувствовать. Поэтому по-настоящему чувствовать можно только с того света. Только будучи аморальным. Поэтому – проститутка. Потому что проститутка сама загробное существо.
Только когда человек умирает, он видит, что вокруг него происходит. Потому что его чувствующая сущность, начинает из него вылезать. Когда умирал мой сосед, он пришел на минуту в сознание, посмотрел на своих родственников и сказал: «Господи, какие же вы все дураки». Сказал от души. Увидел абсурд жизни. И что его никто не видит. Он увидел оттуда, что его никто не видит. Что его душа никогда не жила. Он жил без чувств, как вата, сказала его дочь. И вдруг под конец из него вылезло чувство. И тоже нечто похожее на женщину полезло. Он поднял свою тонкую руку по стене, у которой лежал. Посмотрел на нее и сказал: «…Какая у меня красивая рука».
Только смерть дает такой взгляд. Чтобы увидеть красоту, нужна смерть. Нужен взгляд смерти, чтобы увидеть красоту. Потому что взгляд жизни этого пугается. Поэтому – кинозал для мертвых.
Взгляд жизни пугается красоты истощенных евреев на фото и кинокадрах, сделанных в гетто и концлагерях. Потому что взгляд жизни пугается обнаженной красоты. За наслаждение чистой красотой можно самому угодить в лагерь.
Жизнь не видит красоты развалин, потому что жизнь думает о том, как их обустроить, вернуть в их стены комфорт. Жизнь думает только о комфорте. Нет у нее другой задачи. Жизнь думает так же, как думает жена начальника концлагеря в фильме «Выбор Софии». Она говорит мужу: «…Ты понимаешь, что сделала эта заключенная?! Она появилась на кухне! На кухне, где кушают наши дети». Так говорит жизнь. Наши дети! - говорит жизнь.
Но дети хотят в подвал, чтобы их там изнасиловали. Чтобы хоть какое-то чувство поймать. Воспитанные сладкие немецкие дети хотят в барак к заключенным страшным евреям, истощенным как призраки. Чтобы получить чувство.
Чувство – это не взгляд жизни. Чувства опасны для жизни. Смотришь в кадровое окно камеры на эту жизнь – и чувствуешь, что это уже не взгляд жизни. Когда во мне жила и смотрела моим глазами Эльвира – это не был взгляд жизни.
Я хожу в кинозал для мертвых, я хожу в кинозал для убитых проституток, я хожу в кинозал для изнасилованных детей, чтобы Эльвира простила меня и вернулась в мою жизнь, вернулась ко мне, вернулась в меня. Я готов отдать ей свое тело. Я готов взять себе ее имя. Я всегда знаю, когда она тайно приходит и смотрит на экран моими глазами.

Link | Leave a comment {17} |

Иисус Христос Аллин

Nov. 30th, 2011 | 01:08 am
location: hackney



Из книги "Исход", DJ Stalingrad


"Иисус Христос Аллин был последним пророком рок-н-ролла. Он родился 29 августа 1956 года в городке Ланкастер, Нью-гемпшир, США в трейлере религиозного фанатика, которому во сне явился Спаситель и приказал ему назвать мальчика своим именем. Это был поганый городишко, вместо того, чтобы учиться в школе, здесь было принято слушать панк-рок и залезать в чужие дома. Как то раз, Аллин со своим братом отрепетировали пару песен и выступили на школьной вечеринке – она закончилась погромом и вакханалией.
Он пел во многих группа в разное время: «Шлюхи с Кедровой улицы», «Нацисты из Техаса», «Наркоманы-убийцы» - с годами ненависть поглощала его все больше, стихи становились все хуже. «Я убиваю все, что ебу», «Изнасилуй мать свою, убей отца своего», «Убивай Ментов», «Анальная пизда», «Уебок», «Съешь это, мразь» - его нетленные хиты. Здоровый, бритый наголо мужик с мудацкими усами, он выходил на сцену голый и погружал зрительский зал в бездну психоза. Он резал себя, бил о голову бутылки, испражнялся и ел свои фекалии, разрушал аппаратуру и истязал себя проводами. Он не забывал и зрителей, пиздил их всем, что попадалось под руку, ссал на них, калечил и оскорблял женщин. Массовая драка в зале на его выступлениях начиналась с первых аккордов. При этом, больше всех страдал сам зачинщик, его яростно избивали всей толпой, под конец, все его тело становилось как кусок окровавленного мяса. Его увозили на скорой, если не арестовывали, в зависимости от того, какие травмы он успел нанести зрителям.
«Вы все молокососы, трусливые ублюдки, я вас ненавижу, твари!» - обращался он к своим поклонникам и всему роду человеческому в целом, - «Вы ничего не можете, нытики! Попробуйте прожить хоть один день так, как я прожил все последние годы: половину времени я провел в больницах, половину – за решеткой, мне нечего стесняться».
Он безбожно ширялся героином, множество раз врачи доставали его с того света, их он, вероятно, ненавидел больше всего. Мир рок-н-ролла боялся Аллина, его никуда не приглашали, когда он приходил на какую-нибудь вечеринку, это значило, что будут неприятности. Пару раз его звали на телевидение, он приходил в нацистском шлеме, полуголый, эти интервью тоже ничем хорошим не заканчивались.
Армия поклонников Аллина все росла. Это были самые отбросы мира рок-н-ролла: закомплексованные извращенцы, наркоманы, задроты, убогие, подростки с отклонениями. Он вел их прямо в рай деградации, они молились на своего кумира. «Мой разум – это автомат, мои руки – это пули, а вы – мишень!» - кричал он им, перед тем как отмудохать какого-нибудь очередного идиота из первого ряда. Он насиловал девушек прямо на глазах их приятелей и называл это правильным подходом. Под конец, он совершенно сошел с ума – обдолбанное, жирное, исполненное вселенской ненависти чудовище из преисподней, в гнилых татуировках, крови и испражнениях.
Наконец, какая-то дама, одна из его жертв, подала на него в суд, и Аллина посадили в тюрьму на два года – пока он сидел, его популярность достигла своего апогея, про него даже сняли документальный фильм. Выйдя на свободу, он сразу обширялся и дал концерт, на котором его пиздил весь восторженный зал. Разбили всю аппаратуру, Аллин просто вышел с толпой поклонников на улицу голый и гулял по ночному городу, избивая прохожих. Потом его привели в отель, он еще раз пустил по вене и умер. Фанаты еще целый день фотографировались с его телом, думая, что он просто в отключке…
Похоронили его, как он был, – полуголого, в одних трусах, в кожаной куртке и темных очках, все его тело было изувечено. После смерти, из него сделали коммерчески успешный культ, брат Аллина собрал новую группу с таким же названием, нашел нового вокалиста, и катается по всему миру с гастролями. Когда они играли в городке, где томится в эмиграции Красный Леха, тот взъебал брата Аллина в настольный футбол и, в наказание, послал в магазин за водкой."

Link | Leave a comment {5} |

(no subject)

May. 29th, 2011 | 11:26 pm

***

Дорогая, я вышел сегодня из дому поздно вечером
подышать свежим воздухом,
веющим с океана.
Закат догорал в партере китайским веером,
и туча клубилась, как крышка концертного фортепьяно.
Четверть века назад ты питала пристрастье к люля и к финикам,
рисовала тушью в блокноте, немножко пела,
развлекалась со мной, но потом сошлась с инженером-химиком
и, судя по письмам, чудовищно поглупела.
Теперь тебя видят в церквях в провинции и в метрополии
на панихидах по общим друзьям, идущих теперь сплошною
чередой; и я рад, что на свете есть расстоянья более
немыслимые, чем между тобой и мною.
Не пойми меня дурно. С твоим голосом, телом, именем
ничего уже больше не связано; никто их не уничтожил,
но забыть одну жизнь чедовеку нужна, как минимум,
еще одна жизнь. И я эту долю прожил.
Повезло и тебе: где еще, кроме разве что фотографии
ты пребудешь всегда без морщин, молода, весела, глумлива?
ибо время, столкнувшись с памятью, узнает о своем бесправии.
Я курю в темноте и вдыхаю гнилье отлива.


И.Б.

Link | Leave a comment {1} |

Карл Меннингер

Apr. 18th, 2011 | 07:12 pm
music: tristan tzara

"С ростом взаимного проникновения конструктивных и деструктивных эмоций увеличивается способность к адекватному восприятию окружающих объектов, нормальные жизненные инстинкты начинают преобладать, становится возможным осознанное разделение людей на друзей и врагов и определение объектов любви и ненависти. Чем выше личные качества человека, уровень его образования, социальный статус и творческие способности, тем в большей степени агрессивность меняет внутреннюю направленность на внешнюю, и правильная дифференциация объектов позволяет полностью нейтрализовать ненависть любовью."
 
Карл Меннингер - Война с самим собой



Francis Bacon, Two Figures, 1953

Link | Leave a comment |